• лечение в Израиле
Разделы



Rambler's Top100
Статьи

Проф. Смолинский: Кардиохирургия и никакой магии

Проф. Смолинский: Кардиохирургия и никакой магии 21 декабря 2011 Встреча с всемирно известным кардиохирургом, профессором медицинской школы имени Саклера Тель-Авивского университета Арамом К. Смолинским проходила в его кабинете на первом этаже крупнейшей в стране частной больницы "Ассута".

Несколько минут назад профессор Смолинский вышел из операционной, но следов усталости на его лице нет. Напротив: глаза сияют. Мое внимание привлекают пальцы кардиохирурга. Длинные и тонкие, как у легендарного американского пианиста Ванна Клиберна.

- Играли ли вы в детстве на фортепьяно?

Этот вопрос, явно неуместный в кабинете врача, вырвался у меня спонтанно.

- Нет, - улыбается профессор Смолинский. – Впрочем, вы не первая, кто интересуется моим "музыкальным прошлым".

Биографическая справка: Арам К. Смолинский – уроженец Тель-Авива, выпускник медицинской школы имени Саклера Тель-Авивского университета. После получения в 1983 году специальности кардиохирурга Смолинский начинает работать в крупнейшей израильской больнице "Шиба" (Тель ха-Шомер) под началом завотделением кардиохирургии профессора Даниэля Гура, а вскоре, в 1986 году, становится его заместителем.

Именно в эти годы доктор Смолинский оперирует сотни младенцев с врожденным пороком сердца: в Израиле он стал первопроходцем в данной отрасли. Параллельно занимается наукой. Результат – сотни статей в престижных медицинских изданиях Запада.

В 1994 году Арама Смолинского назначают заведующим отделением хирургии сердца больницы "Шиба". К тому моменту он уже является членом нескольких американских и европейских профессиональных ассоциаций.

Благодаря тысячам успешно проведенных операций по коронарному шунтированию, замене аортального и митрального клапанов, удалению аневризм, устранению врожденных патологий сердца и сосудов руководимое профессором Смолинским отделение получило статус Всеизраильского кардиологического Центра. Теперь уже больных направляют сюда на операции со всей страны – от северной Метулы до южного Эйлата. Неудивительно, что на лечение в Израиле начинают стремиться и иностранцы.

Именно профессор Смолинский "импортировал" в Израиль из США малоинвазивную кардиохирургию, при которой вмешательство на коронарных сосудах и клапанах осуществляется через минимальный торакотомический разрез. В настоящее время 90% операций по замене аортального клапана проводятся в Израиле малоинвазивным методом. А аортокоронарное шунтирование в Израиле, если его проводит профессор Смолинский, проходит успешно в более чем 98% случаев.

С 2005 года профессор Смолинский оперирует в крупнейшей Тель-Авивской частной больнице "Ассута" и в ряде других клиник. В статье, опубликованной в газете "Ха-Арец", учитель Смолинского, профессор Даниэль Гур, осуществивший в свое время первую в Израиле операцию на открытом сердце, назвал своего ученика "достоянием нации".
Дополнительная информация о профессоре Араме Смолинском на его личной странице.

Вернуть родителям сына

- Пытались ли вы когда-нибудь подсчитать, жизнь скольких младенцев с врожденным пороком сердца вам удалось спасти?

- Никогда не вел подобной статистики, но некоторые случаи запомнились надолго, - говорит профессор Смолинский.

Вот один из них. У молодой супружеской пары родился первенец. Не успели акушеры перевязать пуповину, как в родильное отделение срочно вызвали детского кардиолога. Тот проверил младенца и сообщил: тяжелейший порок сердца, к тому же крайне нетипичный.

- На нашем профессиональном жаргоне такую патологию называют "кардио-монстром", - говорит профессор Смолинский.

Пришлось врачам рассказать родителям всю правду: "Малыш, к несчастью, не выживет"…

Молодая пара была шокирована: ведь каждый день, проведенный матерью с выношенным и рожденным ею ребенком, сродни целой жизни. Женщина все больше и больше к нему привязывается. И чем больше времени она проведет с сыном - тем тяжелее будет его потерять…

В конце концов, взвесив все "за" и "против", родители приняли невероятно тяжелое, с психологической точки зрения, решение: оставить младенца в больнице, под круглосуточным наблюдением медиков. Но декларацию об отказе от прав на ребенка подписывать не стали: а вдруг произойдет чудо?!.

- Младенец страдал так называемым "синим" пороком сердца – из-за недостатка в организме кислорода его кожа была голубовато-серого цвета, - вспоминает профессор Смолинский. – Медсестры в отделении новорожденных глаз с ребенка не сводят и каждый день вздыхают с облегчением: жив! Прошла неделя… И вдруг "синий" младенец улыбнулся, вконец растрогав медперсонал…

Профессора Смолинского и двух его коллег тут же вызвали в родильное отделение на консилиум. Осмотрев младенца, врачи предположили: "Можно, конечно, прооперировать, но это будет не полноформатная операция на открытом сердце, а всего лишь попытка улучшить кровообращение".
Юрисконсульт больницы позвонил тем временем родителям: "Ваш сын жив, его собираются оперировать. Требуется ваше согласие".

Ошеломленные мать с отцом примчались в операционный блок.

- Трудно описать, какие угрызения совести их мучили, - говорит профессор Смолинский. – Оба - замечательные люди, очень любящие и ответственные, но всего неделю назад они мысленно похоронили своего первенца…
Спустя несколько дней окрыленные успешной операцией родители забрали сына домой.

- Кожа малыша еще не порозовела, но состояние стабилизировалось, - вспоминает профессор Смолинский. – Той операции хватило на пару лет, после чего мальчик снова оказался на операционном столе.
На сей раз Арам Смолинский провел полномасштабную операцию на открытом сердце. И хотя риск был чудовищный, рука кардиохирурга не дрогнула: ведь именно сейчас, когда мальчик стал для родителей центром мироздания, его нужно, просто необходимо спасти!

- После второй операции кожа ребенка заметно порозовела, но мы понимали, что полного выздоровления при такой патологии быть не может: мальчик родился всего с половинкой сердца, - говорит Арам Смолинский.
Вторая операция продержала ребенка на плаву до исполнения ему семи лет. После чего мальчик снова был госпитализирован.

- На сей раз я провел еще более серьезную операцию, - вспоминает профессор Смолинский. – С медицинской точки зрения, то был последний этап перед пересадкой сердца.

- Чем завершилась эта история?

- Сейчас юноше 20 лет. Красавец! Развитый, умный, но очень избалованный: родители в нем души не чают и ни в чем ему не отказывают. С виду никак не скажешь, что этот парень прожил 20 лет с половинкой сердца. И уж подавно невозможно давать какие-либо прогнозы на будущее. Но мой пациент жив и счастлив. И это - факт.

Профессор Смолинский успешно оперировал более 2000 младенцев и детей с врожденными пороками сердца. В больнице "Шиба" он долгие годы оставался единственным детским кардиохирургом.

Но самые волнующие впечатления Смолинского связаны с поездками в Пермь: в ноябре 1995 года он со своими коллегами-израильтянами провел первую в этом городе операцию на открытом сердце. Ассистировал Смолинскому доктор Сергей Суханов, ныне – профессор, директор Пермского Института сердца. Впоследствии Арам Смолинский еще 12 раз ездил в Пермь.
Сотрудничество с коллегами из Израиля позволило Пермскому Институту сердца стремительно вырваться в число лидеров по кардиохирургии: сегодня среди 84-х российских центров сердечно-сосудистой хирургии он занимает второе место – после Московского научного центра имени Бакулева.

Плохая наследственность - не приговор

Профессор Арам Смолинский – ярый противник стереотипов, которые именует не иначе чем "магия".

- В последние годы, - объясняет он, - человечество постоянно ищет какие-то магические формулы, якобы способные нас спасти или продлить нашу жизнь. Например, здоровый образ жизни нередко выдают за панацею. Мол, хотите уберечься от инфаркта или инсульта - питайтесь овощами и фруктами, не ешьте жирное мясо, не пейте, не курите и занимайтесь спортом.

- А разве это не так?

- Так, но лишь в тех случаях, когда человек подробно изучил болезни своего отца, матери, бабушки и точно знает, что кто-то из них скончался от сердечного приступа. Сердечно-сосудистые заболевания, в частности, ишемическая болезнь сердца, передаются по наследству – это доказано. С генетикой не поспоришь!

И предрасположенного к таким болезням человека действительно могут спасти от "досрочного" инфаркта ежедневные пешие прогулки и здоровая пища. С другой стороны, сколько толстяков, курильщиков и любителей спиртного доживают до глубокой старости – разве это не опровергает "магическую" формулу?

- А можно ли продлить жизнь человека, уже страдающего тем или иным заболеванием сердечно-сосудистой системы?

- Конечно можно! Но высокое качество жизни гарантирует только своевременно проведенный "ремонт". Многие мои бывшие пациенты, вовремя обратившиеся к врачу с жалобами на те или иные симптомы, прошли операции по шунтированию, стентированию и замене клапанов, а некоторым пришлось впоследствии вторично лечь на операционный стол, так как того требовало их состояние. Но даже те, кто решился на вживление кардиостимулятора, дожили до 80-90 лет – и все эти годы искренне радовались каждому прожитому дню.

- Выходит, что и при сердечно-сосудистых болезнях решающий фактор – ранняя диагностика?

- Несомненно!

- И последний вопрос: какие случаи из практики запомнились вам на всю жизнь?

- Хочу подчеркнуть: эти случаи врезались в память не потому, что они были экстраординарными или сверхсложными, а оттого, что среди моих пациентов были очень мужественные и одаренные люди.
Один из них – пилот израильских ВВС, дослужившийся в армии до высокого чина.

- Диагностировали у него раковое заболевание, ни малейшей надежды на выздоровление не было: метастазы распространились по всему организму, - вспоминает профессор Смолинский. – Прирожденный философ и эстет, летчик недавно начал готовить к изданию книгу своих поэтических произведений. Диагноз был ему известен: в Израиле такие вещи от больных не скрывают.

И вдруг – резкое ухудшение состояния. Привозят его к нам в больницу: тромб оторвался и попал в легкое, 50-летнему пилоту грозит смерть. Врачи не знали, связан ли тромбоз с меланомой, выявленной у него ранее, либо закупорка сосудов произошла по другой причине.

На консилиуме больной (он всё еще был в сознании) произнес фразу, потрясшую врачей до глубины души. "Я не успел закончить свою книгу, - сказал он, а после паузы добавил: - Но очень хотелось бы".

- Я вас прооперирую, - мгновенно отозвался Арам Смолинский.

Произведя разрез, профессор похолодел:

- Ничего подобного я в жизни не видел, - вспоминает он. – Из-за метастаз, которые дала меланома, все использованные нами фильтры сходу окрасились в черный цвет…

Смолинский хладнокровно завершил операцию. И больной пришел в себя!
- Пилот прожил еще несколько месяцев, - подводит черту профессор. – Он умер вскоре после выхода в свет своей книги…

И хотя та операция не имела ни малейшего отношения к кардиохирургии, именно ее профессор Смолинский будет помнить всегда.

---------

Для консультации, диагностики и лечения кардиологических и кардиохирургических заболеваний у профессора Смолинского, обратитесь в медицинскую компанию Nova.

Вам предложат индивидуальную программу медицинских процедур, оптимальную для вашего, конкретного случая, а также позаботятся о решении всех сопутствующих организационных и бытовых вопросов.




Рекомендуем прочитать:

    Отправьте заявку на лечение

    Лечение в Израиле — вопросы и ответы

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку
Узнавайте первыми эксклюзивную информацию от израильский врачей о новых методах диагностики и лечения в Израиле.




designed by Logo Studio Статьи о лечение и диагностика в ИзраилеНовые статьи Политика конфиденциальности Кабинет пациента Кабинет партнера 2008 - 2017 ©

NOVA - Лечение в Израиле